Непесатель_Ачетатель (sychov_4itaet) wrote,
Непесатель_Ачетатель
sychov_4itaet

Россия создает миф



Россия создает миф
Этот текст я хотел сохранить здесь, а постинг о Мифологизации - в моём блоге sychov    (http://sychov.livejournal.com/68133.html ) 

Текст принадлежит Дугину и основан на этом видео (http://russia.ru/video/duginrussiamif/ ) :

Александр Дугин:
История – это интерпретация.
Не существует исторического факта. Не существует гуманитарного факта. Не существует философского факта без интерпретации.

Поэтому, на самом деле, нельзя сказать, что кто-то борется за истину или действительность, или реальность, а кто-то пытается оболгать эту реальность и исказить.
На самом деле, борются интерпретации.
То, что мы не способны истолковать - мы не видим.

Об этом Луман прекрасно писал, что человек – это есть декодаж.
Это есть инструмент декодирования, где то, что не попадает в нашу решетку, в нашу сеть, мы просто отбрасываем.

Вот это отбрасывание информации, которое не поддается декодированию – это гигантская, львиная доля той информации, которая доходит. Т.е. мы сортируем все, что приходит нашим органам чувств, нашему сознанию и отбрасываем все нерелевантное, соответственно, из потоков информации выбираем только то, что чему-то соответствует.
И, соответственно, интерпретация является единственным способом определения, что является фактом или нет.
Вот какова у нас интерпретация, то и будет фактом.

Даже не то, как этот факт понимать, а есть он или нет.

Этот факт, его бытие является следствием внутренних идеологических, если угодно, гносеологических установок.
Поэтому, ну только совсем наивные люди, такое чудо, которое ходит по улицам, оно верит, в то, что есть какие-то объективные факты.

Люди интеллигентные, мягко скажем, которые окончили какой-нибудь ВУЗ, гуманитарный особенно, или технический, где гуманитарную науку хорошо преподавали, просто они уже знают, кто такой Ферами, знают кто такой Витгенштейн и больше не будут говорить о том, что в истории были какие-то факты, которые какие-то люди пытаются оспорить.
В истории были факты, и эти факты являются интерпретационными фактами, соответственно, конечно, речь идет о борьбе интерпретаций.

Нам нужна своя интерпретация, нашей истории, нам нужна парадигма историческая, которая должна иметь, как любая наука определенные аксиоматики.
Например, что мы выиграли войну, а не американцы,
что Сталин не был таким извергом, как Гитлер,
что существует преемственность в народе, сквозь нашу историю.
Это один и тот же народ, а не разные народы
и т.д.

И вот на этих аксиоматиках, необходимых нам, чтобы быть историческим народом, чтоб продолжать наше историческое бытие, должна строиться интерпретация истории.
Она может быть широкой и можно спорить сколько угодно, относительно интерпретации многих фактов, но некоторые аксиомы должны быть, как аксиомы лежат в основе любой науки. История – это наука, гуманитарная наука.
И, если у нас не будет набора аксиом, у нас не будет истории.

И сейчас, когда мы отбросили марксистскую парадигму истории, мы остались в вакууме, поэтому каждый может отрицать все, что угодно.
Не потому, что это злодеи, или плохие люди, а просто потому, что мы утратили историческую парадигму. Ее надо восстановить. Как ее восстановить?
Если ее восстанавливать с помощью научных споров, то мы долго не придем, наоборот еще размоем эти границы.

И тут решили президент, или премьер – не знаю, кто.
Очень правильное решение.
Решили разрубить Гордеев узел.
Сказали: мы вводим историческую аксиоматику.

Это очень важная гносеологическая эпистомологическая модель.
Те, кто не согласны с этой аксиоматикой, которую сейчас будет выбирать комиссия по фальсификации истории, мы будем сажать.
Это тоже правильно.
Почему?
Потому, что любое знание, любая эпистема утверждается в обществе с помощью насилия.
Так было всегда.
Вначале, это было насилие традиционных обществ, традиционных элит. Например, сословных, или кастовых, или религиозных, где, когда человек не сдавал закон Божий, не понимал символ веры, ему давали вначале подзатыльник, потом розги.
Если он продолжал не знать, его отправляли на помойку или куда-нибудь к чертовой матери.
На самом деле, его били всегда, пока он не учил веру в единого Бога-отца.
Правильно делали, потому что любое знание требует определенного насилия от того, кому это знание адресовано, чтобы он отчеканивал то, что услышал.

Точно так же действуют и светские государства и у них существуют свои собственные кодексы эпистем.

И, если кто-то отклоняется от этих эпистем, т.е эпистема – это некие научно-образовательные, упрощенные модели. Что было, а чего нет, такие законы есть, а каких нет, что считать безусловной истиной (в научном ключе), а что считать относительным. Вот без этих вещей не будет образования, не будет культуры, не будет науки и не будет государственности.

И везде там, где существует государственное образование, а это большинство стран, в том числе светских, там это связано с определенным насилием, то есть с внедрением эпистемы обязательным образом.

Мы сейчас, эту эпистему советскую утратили, новую не приобрели и вот таким способом, через историческую фальсификацию истории, от противного, мы ее будем восстанавливать.

Теперь вопрос: как мы эту эпистему восстановим.
Что в основе ее мы положим.

Я думаю, мы будем действовать симметрично.
Например, есть прецеденты. На Западе есть понятие Холокоста.
Люди, которые отрицают Холокост, они попадают в тюрьму, в большинстве европейских стран.
Кто-то скажет, погибло не 6 млн. евреев, а погибло 5 999 999 евреев. Вот за такое высказывание, сказанное устно или даже в шутку, или в частной беседе, в Германии или во Франции, человек отправляется в тюрьму. Ну, может три месяца он посидит там, если он просто на одного еврея меньше сказал погибшего, а если он сказал больше, если сказал, что газовых камер не существовало, как Робер Фориссон, то человек отправляется на 5 лет в тюрьму и .т.д, или Эрнст Цундель.

Т.е. есть такое понятие ревизионизм.
Что это такое?
На самом деле – это один из фундаментальных из современности, если угодно, исторических мифов о Холокосте, который имеет прямое отношение к истории, к идеологии и мировоззрению современного человечества, осудившего нацизм, как преступление против человечества и выразившего свою моральную солидарность жертвами, первыми жертвами этого преступления.
И при том, что это совершенный миф, все это миф, на самом деле, и 6 млн. – миф и Холокост – миф, но поскольку вся история миф.
Миф – закон Ньютона, миф, эпистема закона Галилея, как показал Фараби - это тоже миф.

Это плодотворный, социально-образовательный эпистомологический миф.

Поэтому, в отношении этого мифа, например о Холокосте, существует консенсус западноевропейских стран и, благодаря этому, у них существует некая последовательность.
Они говорят: «Вот, история такова, а не иначе».
Дальше ни какая-то другая.

Вокруг можно спорить, но вот есть какие-то вещи, вот эта вот аксиома, благодаря этой аксиоме, во-первых, существует государство Израиль, потом существует западноевропейское идеологическое неприятие некоторых форм политики, просто в основании мифа о Холокосте.


Т.е. из этого следует так много всего, что без этого просто сложно представить себе современную идеологическую ситуацию на Западе.
Подражают западу Украинцы.
Они вводят миф о Голодоморе.
Даже не в этом дело: был, не был голодомор – это миф о голодоморе, который необходим для создания уже Украинской эпистемы, для криминализации русских и для выстраивания новых, закладывания нового мировоззрения в обществе.

Подражая, скажем, Западу в отношении Холокоста, который является мифом Иудейским и мифом Западноевропейским, западным, вообще, соответственно, они делают Украинский миф.

Мы смотрим на них и по-наивности, полагаем, что, вначале мы думали, что зачем что-то реальность, а что-то миф.
На самом деле, мы сейчас будем творить свой собственный миф.
Мы будем утверждать этой комиссией наш национальный, российский миф.

Мы выберем 2-3 точки, может быть 4, которые являются безусловными, которые необходимы для этого эпистомологического построения.


Я думаю, что этот будет вопрос о победе в Великой Отечественной войне и вопрос о недопустимости приравнивания Сталина к Гитлеру, потому что если такое отождествление сделать, то мы оказываемся не освободителями, не героями, пострадавшими от агрессии фашистской идеологии, фашистского государства, нацистского государства, а являемся соучастниками мирового преступления. Все, коллективно.

Нам можно предъявить такую же вину, как немцам, после 45 года.

Соответственно, я думаю, что еще какие-то пункты.
Может быть, я думаю, что будет осуждено, поставлено вне закона утверждение, например, каких-то тех, или иных мифов относительно, скажем, о неполноценности этнических народов, которые живут в России, кроме русских. Есть такое, т.е. это тоже очень важно.

У нас полиэтническое государство, полиэтническое общество и есть вещи, которые могут, действительно, просто бить по самосознанию очень серьезных этнических групп, меньшинств.
Я думаю, что тоже будет поставлено, еще более жесткое, чем в уголовном кодексе, вне закона.

Именно интерпретация, как вот такое моноэтническая версия русской истории просто будет поставлена вне закона.
Где русские всех остальных, скажем, просто использовали, или, наоборот, никто кроме русских никакого отношения к истории не имел.
Для нас необходимо найти место разным этносам, разным культурам, разным конфессиям нашей истории. Я думаю, из таких 3-4 пунктов будет состоять работа этой комиссии.
Но для того, чтоб люди поняли, что это серьезно, что мы выстраиваем наш национальный миф, если угодно. Наш, который будет где-то пересекаться, где-то будет оппонировать мифам других государств, других цивилизаций, других наций, других обществ. Нам, думаю, надо обязательно кого-то посадить, иначе, не поверят. Если бы не стали сажать ревизионистов в Европе, этот закон о недопустимости постановки под сомнения Холокоста, он бы не действовал, он бы остался таким вот, просто на бумаге написанным.

Поэтому, очень важно издать закон, сформировать какой-то миф, который будет более или менее мифом, консенсусом, т.е. большинство общества его одобрят. И дальше, потом надо посадить несколько человек, ну, хотя бы парочку, я не кровожадный, несколько человек посадить.
Гавриил Попов у нас отличается различными идеями о том, что Сталин такой же, как Гитлер, о том, что не мы выиграли вторую мировую войну, а американцы, которые консервисты. Такие люди, которые утверждают и открыто об этом пишут. Вот сядут, полгодика посидят, я думаю, ситуация очень нормализуется и это начнет работать, как наша гносеологическая и эпистомологическая парадигма. Т.е, никто больше попыток таких размыть нашу такую вот национальную и историческую аксиоматику не будет делать, без риска просто отправиться в тюрьму.
Это можно сказать, это ограничение свободы слова, точно так же, как введение отрицания Холокоста в вину в кодекс пинальный кодекс, в кодекс, связанный с юридическими наказаниями - это является нарушением свободы слова и свободы мысли.

Точно так же, как нарушением свободы слова является закон о голодоморе.
Другое дело, что есть мифы, которые нам созвучны, например, против Холокосты мы ничего не имеет против этого мифа и есть мифы, которые нам враждебны – это миф, например, о голодоморе.

Наш миф о том, что Сталин молодец, и мы выиграли нашу Великую Отечественную войну, мы выиграли – это наш национальный миф. Как оно было – нас не волнует. Если нам надо продемонстрировать, что это не так, мы убьем этого человека, который нам это продемонстрирует и все. Сколько фашистов убили и еще одного убьем.
Запросто.

Не потому что это правда, а потому, что мы так живем.
Потому что мы так видим мир.
Это наш мир, который мы строим, как народ, как этнос, как историческое общество.


Так же, как европейцы строят свой мир, на признании 6 млн. и Холокоста. Это тоже их мир, и они тоже имеют моральные и юридические теперь основания просто жестко репрессировать всех, кто с этой аксиоматикой не согласен.

Потому, я думаю, что эта комиссия чрезвычайно важна.
Она назрела и она-то и будет, на самом деле готовить, если угодно, базу реального государственного, социального мировоззрения.
В обществе должны быть четкие, ясные ориентиры.
Это хорошо – это плохо.

Пусть два-три, не много.
Комиссия, по сути дела, призвана поставить точки над «И»,т.е. выбрать несколько безусловных таких.

Я в позитивном смысле слово «миф» употребляю, просто в позитивном.

С моей точки зрения, как и для большинства, скажем, структуралистов 20-го века, философов: единственное, что человека отделяет от животного - это миф. Человек не есть животное, потому что у него есть миф, у него есть нарротив, у него есть рассказ и в этом рассказе четко расставлены священные точки, даже он живет в самом светском, секулярном обществе.

Мораль никто не отменял, ценностную систему аксиологию никто не отменял и в этом отношении слово миф надо понимать очень правильно.

Миф – это сущность человека.

Все, наука – это миф, новое время – это миф, прогресс – это абсолютный миф.
Модернизация – это миф, но не в плохом смысле, а это просто форма такого повествования, социального и человеческого повествования о том, что хорошо, что плохо.
О том, что есть, а что нет.

Миф – он создает бытие, он пред антологичен.
Он создает не только ценности, он создает само бытие, потому, что представление о том, что есть и, чего нет, тоже является следствием мифа. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments